Революция 1917 года. Главное, что нужно знать о поворотном моменте российской истории. Борис Колоницкий

Революция 1917 года, Борис Колоницкий. Изд.: Эксмо, 2018. 128 стр.

Начнем с конца: этой книге скажу твердое «НЕТ». Жалко времени, потраченного на чтение, благо читать особо нечего. И денег жалко, потраченных на покупку книги.

Скажу сразу, что терпеть не могу, когда автор начинает нечестную игру — подтасовывает факты, сравнивает принципиально несравнимые вещи, передергивает, давит на эмоции, манипулирует, грешит против логики, начинает свое личное мнение выдавать за факты, вольно обращается с цифрами. В нонфикшн обращаю пристальное внимание на то, какие прилагательные использует автор и в каком количестве (= мерило авторской оценочности), как часто апеллирует к некоему «всем известно» и т.п. и т.д. Всегда стараюсь в первую очередь отключить эмоции (война, смерть, страдания) и смотреть, КАК автор обращается с читателем, чего хочет добиться?

А теперь по порядку…

Автор — историк с сильным креном уклоном в культурологию, что видно по списку его монографий. Напоминаем вкратце: Колоницкий написал три большие работы — исследование образов и символов власти на примере революции 1917г (пиар и имидж императорской семьи и прочих власть имущих), исследование формирования культа личности Керенского. Подчеркиваем — НЕ монографии по истории, НЕ биографии, а историко-социокультурологическое исследование!

Подобные исследования, безусловно, очень интересны, но дело в том, что «Революция 1917 года. Главное, что нужно знать..» — это якобы учебник. Даже так: ликбез. Ведь подзаглавие говорит нам, что в тощенькой книжке Колоницкого есть ВСЕ, что вам нужно знать о Великой Русской Революции 1917г. А когда узкоспециальные культурологические исследования пытаются выдать за исторические, получится то, что получилось у Колоницкого: не рассказ об исторических событиях, и не анализ оных, а шаманские танцы с бубном и глубокомысленное ковыряние в носу.

Автор описывает не что произошло, почему и зачем, а — какими эмоциями произошедшее сопровождалось. Как себя люди ощущали, вели, что говорили. При этом автор, напрочь отключив фильтр в своей голове, сам инспирируется эмоциями (а они сильны — голод, война, кровь, смерть!) людей изучаемой эпохи и начинает кликушествовать, сыпя прилагательными направо и налево — все-то у него кошмарное, ужасное, невыносимое! Он не анализирует, а переносит заразу, как бешеная собака. Его заезды в «мир символического и образного» — это что-то настолько чужеродное и так не вяжется с темой книги.. понятно, что автор написал исследование «Трагическая эротика: образы императорской семьи в годы Первой мировой войны» и теперь все никак не может съехать с наезженной колеи, но если в специальной работе культурологические изыски составляют ее суть, то в учебнике по истории они нафига (напоминаем, книга позиционирована именно как учебник)?

Жанрово и структурно книга представляет собой цикл лекций. Судя по всему — для сферических студентов в вакууме. Ибо как материал для первокурсников они слишком фрагментированы, вырваны из контекста и посвящены неким точечным аспектам/событиям/явлениям (образам, символам, слухам, сплетням). Для студентов старших курсов эта книга — набор банальностей и общих мест с точки зрения истории + набор любопытных фактов и наблюдений.

«Сборник лекций» — еще слишком сильно сказано, по сути это не лекции, а эссе. Эдакая вольная выжимка из предшествующих исследований автора. В общем текст не воспринимается как связный, скорее как комментарии и выкрики с галерки. Зачем-то сделаны сноски в конце страницы, куда вынесена хронология событий по схеме «революционные события, военные события, события в мире». Отбор информации для сносок идет по такому же принципу, как отбор «дополнительного материала» (о «доп.материалах отдельно и ниже). Автор выпячивает кошмары и ужасы «как у нас все плохо» и тут же — как на Западе в это время было хорошо, подчас начиная сравнивать соленые огурцы с апельсинами: вот у нас в России 1917г. 200 тыс рабочих бастует, а в США суфражисти права качают и добиваются своего, вот у нас Керенский призывает убить императора, а в Мексике революционеры побеждают тирана, вот у нас Николай 2-й отрекается, а в мире появляется и становится популярным джаз, у нас — Ленин с Апрельскими тезисами, а в мире — Махатма Ганди… и т.п. и т.д.

Реплика в сторону. Книга написана, когда автору было 62 года. Можно было бы упомянуть старческие маразм и словоблудие, но думаю, что проект книги — не есть идея самого Колоницкого. Скорее всего, тексты набраны (читай: надерганы) из его лекций, скомпилированы и выпущены под претенциозным заглавием издателями и деятелями Arzamas.

Так как самого текста исчезающе мало (вся книга на 127 стр, бОльшая часть из которых — огромное пустые поля), то каждое слово/фраза приобретают бОльше значения. Невзначай брошенные обмолвки, ловко расставленные акценты — так нагадить в таком малом объеме текста надо уметь! И краткость в данном случае не сестра, а злая мачеха таланту, ибо из огромного комплекса причин того или иного исторического события автор для краткости произвольно выбирает лишь 1-2 на свой вкус. Единого, цельного представления о причинах и следствиях революции у автора либо нет, либо он тщательно его скрывает. И в результате получается чудовищная примитивизация исторических процессов, зато авторские сугубо личные политические пристрастия оказываются в центре внимания и преподносятся как истина в последней инстанции. «Все, что нужно знать» — это знать то, как к революции относится г-н Колоницкий.

А кто такой Борис Колоницкий? Тут мы видим в лице автора гуманитария и либерала в худшем смысле этих слов: безответственное и абсолютно недопустимое обращение с цифрами («СМЕРШ арестовал от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов человек«), игнорирование научных дисциплин, хоть сколько-нибудь опирающихся на математику (где статистика, например?). Голословные обобщения мирового масштаба в духе Льва Гумилева. И подвывания типа «три миллиона младенцев сожранных лично Сталиным» и «Россия, которую мы потеряли». Ну и хруст французской булки, куда ж без него.

Колоницкий — давно и глубоко политически ангажирован Западом (см. его биографию, ГДЕ и НА КОГО он работал) и безобразно оценочен. Коллективизация у него — абсолютное зло («ужасы коллективизации«), а репрессии — исключительно против интеллектуальной элиты, потомучто большевикам завидно, что интеллигенция такая умная, а они — мужики сиволапые. В Гражданской войне виноваты большевики и никто кроме, потомучто кровожадныетвари и только в войне видели возможность захватить и удержать власть. А в Гражданской Красная армия победила только «потому, что у нее было огромное численное превосходство» (?!)

Автор проявляет прямо-таки чудеса искусства тонкой либерастии! Хотя чему тут удивляться, если книга вышла под эгидой Arzamas — историческо-культурологического проекта безусловно интересного и полезного, но, к сожалению, с известной политической направленностью.

В книге есть многостраничная вставка с цветными рисунками — детскими рисунками и отрывками сочинений/записок о Первой мировой и революции. Вдумайтесь, дамы и господа. ДЕТСКИМИ рисунками/текстами, в которых ДЕТИ изображали наиболее важное для них в то время. У меня одной чувство, что автор пытается манипулировать моими эмоциями? Причем весьма топорно и грубо, надо сказать. Введи в повествование слезинку ребенка — и вуаля!

Реплика в сторону. В литературе (да и в любом виде искусства) есть железный закон — введи в повествование ребенка или животное, и читательское сочувствие, интерес и вовлеченность гарантирована. Но это прием именно художественный. В нонфикшн детское восприятие чего-либо может быть только темой специального исследования. Дети и их переживания не могут быть частью общеисторической работы по истории! Причем тут дети вообще? Они как-то могли повлиять на ход событий, они как-то заметно участвовали? А то, что они зафиксировали в своих рисунках и сочинениях — так это и без того ясно. Дети как зеркало отражают эмоции взрослых + фиксируют близкие им, детям, проблемы: голод, холод, страх и потерю близких. Дети — особая группа, она не субъект истории, а ее объект. Это одна из подтасовок Колоницкого, когда он телегу впереди лошади ставит.

Лекции по объему — на минуты три неторопливого проговаривания. В конце каждой есть «материалы к лекции». Я не поленилась составить список (курсивом мои комментарии):

1) Критический словарь русской революции, 1997, англоязычный коллектив авторов. Кому как не иностранцам знать о нашей революции лучше и больше всех?

2) Красная смута, 1997г, Вл. Булдаков. Эссе историка-западника об ужасах Гражданской войны и революции.

3) Символы власти и борьба за власть — самоссылка и самоцитата автора на собственную монографию 2012г.

4) Дни, 1922г. Вас. Шульгин. Мемуары белоэмигранта, антисемита, монархиста.

5) Временное правительство и большевистский переворот, Вл.Д. Набоков. Мемуары члена партии кадетов (конституционно-демократическая партия, либералы), выпнутых большевиками из Временного правительства после Октябрьской революции.

6) Кронштадт и Питер в 1917 году, Федор Раскольников. Мемуары большевика, разошедшегося с линией партии в 1930х и эмигрировавшем во Францию.

7) Очерки русской смуты, А. Деникин. No comments.

8) Семнадцатый год: Ленин, Керенский, Корнилов, 1995. Генрих Иоффе. Монография историка, написанная в эмиграции.

9) Большевики приходят к власти, А. Рабинович. Работа американского историка, основанная на мемуарах, газетах, западных архивах.

10) Несвоевременные мысли, М. Горький. Сборник статей, не издававшийся в СССР за антибольшевистскую идеологию.

11) Штурм Зимнего, Вит. Старцев. Научно-популярная книга представителя ленинградской школы историков революции, в 1960х находившихся в идейной оппозиции линии партии.

12) Десять дней, которые потрясли мир, Джон Рид. Книга американского журналиста, не владевшего русским языком, посетившего Россию в 1917-м. Книга написана в Америке, в качестве документов — газеты, объявления, листовки.

Мне одной кажется, что автор, мягко говоря, однобокую библиографию составил? И это вы еще не видели, какие цитаты Колоницкий из вышеупомянутых произведений и авторов понавыдирал! И поймите меня правильно, каждая их упомянутых автором книг может служить хорошим первоисточником, но никак не ОСНОВНЫМ материалом для знакомства с темой Революции 1917 года!

Остается вопрос — есть ли в книге хоть что-то хорошее? Как ни странно, есть =0) Ровно две вещи:

1) автор поднимает действительно интересные, хоть и второстепенные (читай: узкоспециальные) вопросы из истории Революции — о роли планирования и случайности, о личностях вождей разных политический партий, о чувствах, настроениях и мыслях участников событий, о предопределенности и «сами кузнецы своего счастья». Это все мало имеет отношения к истории и в этом очень много субъективно-авторского, но оно весьма интересно;

2) давая «дополнительный материал» к лекциям, автор делает подробный источниковедческий анализ «для самых маленьких» — и это весьма познавательно. Колоницкий кратко характеризует автора и обстоятельства написания цитируемого опуса, что помогает оценить и понять собственно цитируемое.


Итоги

Если задаться вопросом, «какие методы/приемы использует автор и какого эффекта хочет добиться» (читай: как автор воздействует на читателя и какие личинки идеи хочет отложить ему в голову), то, что я увидела у Колоницкого, мне очень не понравилось. Это грубые и неприкрытые манипуляции эмоциями, тенденциозный подбор источников/цитат и фактов, излишнее умичанье на пустом месте (часто встречается у «культурологов»), игра словами и «оброненные невзначай» фразочки. Ну и упомянутая каша из фактов, какой-то системы в мышлении и видении исторических процессов не замечено.

Не читать. Ради пары завалящих жемчужин не стоит перелопачивать кучу компоста.

На одну полку с

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторское право © 2020 Книжный блог Blackbird
top